Экспонаты
Объект. Старые рамы берегут покой глупых мальчиков. № 1. В глазу крокодила. 1997, 2008. Захаров В.А.
Объект. Старые рамы берегут покой глупых мальчиков. № 1. В глазу крокодила. 1997, 2008. Захаров В.А.
Автор
Захаров Вадим Арисович (1959)
Название
Объект. Старые рамы берегут покой глупых мальчиков. № 1. В глазу крокодила.
Датировка
Материал, техника
фотобумага, картон, пакля, дерево; фотопечать
Размер
35,5х45,5х4,8 (+ пакля длиной 90 см)
Аннотация
Пасторские слёзы Подпись к фотографии ‘В глазу крокодила’ Тарханкут. 16 июля 1998 года. Солнце уже почти коснулось той испепеляющей точки, не скрыться от которой значит умереть. Море пересинило свои глубины до привкуса хлорки в бассейне крымского санатория. Люди, прогуливавшиеся по высокому берегу, прикрыв глаза, дружно сплёвывали на выжженную землю, а затем, схватив первый попавшийся камень, швыряли его с руганью в морские просторы. Выжить здесь в полдень было геройством, а сохранить хорошее настроение к вечеру – чудом. Упершись лбом в неровную поверхность нависшей, будто веко, скалы и установив ноги, как по команде смирно, в углублении заваленного мусором кострища, Пастор неожиданно для себя заплакал. Так плачут дети, которых обвинили в том, чего они никогда не делали, – горько, затаив обиду на весь мир, раскинувшийся здесь в своём непомерном объёме, словно пухлая молодая девка на пляже. Да, именно упругость и мимолётный покой этого тела оскорбили Святого Отца, выпихнули его из нормального течения мыслей и зажали своими полнокровными складками между небом и землёй. Слёзы струились по пасторскому лицу, собираясь в бороде (как у собаки, окунувшей морду в молоко) и падали огромными каплями с огромной высоты в море. Со стороны могло, наверно, показаться, что со скалы сбрасывают прозрачные полиэтиленовые пакеты, наполненные водой. Но это были лишь слёзы и ничего больше. Пастор находился там, где ему и было положено в этот день и в этот час – в зияющей пустоте крокодилова глаза, всё глубже и глубже погружавшего морду в море. Какая сила надоумила Святого Отца оказаться в столь неуместном для пастора месте? Какая падла решила подшутить над тщедушным отцом троих детей, превратив его в полусонный зрачок, сквозь который окаменелая крокодилова мысль начала пробираться на свет божий? Пастор ощутил мощь этих толчков, поднимающихся по окоченевшим ногам к рыдающему сердцу. Он был охвачен пробуждающейся волей, сила которой поначалу чуть заметная, начала постепенно сжимать его тело чудовищным прессом, выжимая Святого Отца, слеза за слезой. Он чувствовал, как жизнь, капля за каплей, покидает его тело, единовременно оголяя архитектуру мысли и парфюмерные пространства эмоций, желаний, чувств. Он увидел то место, где хранились его сны и видения и недоумевал по-поводу столь, крошечных, бумажных мезансцен, казавшихся ему когда-то величественными. Но даже сейчас глядя на эти бутафорские сооружения, ждущие лишь порыва ветра, чтоб раствориться в мире, он сожалел лишь об одном, что не успел досмотреть последних сцен, где ему обещали покой и вечность. Пастор умирал (так делают всегда не в меру сентиментальные и недалёкие люди), а крокодил пробуждался от тысячелетнего забытья. Этим дело и кончилось.
Персоналии
Захаров Вадим Арисович (Автор)
Выставки
Где я буду. Избранные произведения из собрания Московского музея современного искусства. Красноярск 10.09.2018 - 28.10.2018
COSMOSCOW 2017
Коллекция
Фотография
Музейный номер
ММСИ КП-4998/1. Ф-810